info@allprague.cz
+420 774719996
94d0fd0e1034c1a7524e7422d1a3191d.jpg

Предвоенный кризис в Европе в 1938-1939 гг.

Захват Австрии и Чехословакии.

 В 1937 г. мир оказался вовлеченным в новый экономический кризис. Особенно
сильно он поразил США, меньше Францию и Великобританию. Германия, Япония и
Италия, осуществлявшие милитаризацию своей экономики, не пострадали от кризиса.
Они, напротив, увеличили темпы своего роста, и неравномерность развития отдельных
стран возросла. Особенно бурно развивалась Германия.

По объему промышленности она вышла на второе место в мире, обогнав Великобританию и Францию. В промышленном
производстве Европы на ее долю приходилось почти одна треть, в мировом
промышленном производстве она занимала более одной пятой. По производству чугуна,
стали, добыче каменного угля на ее долю приходилось около 20 % мирового
производства. Не отставала от нее и Япония. После захвата Маньчжурии у власти в
Японии стояли военные правительства, готовившие войну. Захватив Китай, Япония до 60
– 70 % бюджета выделяла на военные нужды и к 1941 г. смогла создать мощную военную
промышленность, позволявшую ей недолгое время успешно вести войну против
Соединенных Штатов и Англии.
       Важным фактором подготовки фашистских стран к войне были идеологические
кампании, проводившиеся правительствами Германии и Японии, которые позволяли им
сплотить нацию, получить поддержку всех слоев населения и подготовить войну. Для
Германии это были идеи ее национального унижения, несправедливости Версальского
договора, непризнания ст. 231, одностороннего обвинения Германии в развязывании
первой мировой войны, и отсюда прорастали идеи реванша, ревизии итогов войны и
мирного договора. Благодаря идее несправедливости великих держав по отношению к
Германии Гитлер смог сплотить весь германский народ и увлечь всю Германию на борьбу
за установление мировой гегемонии. В Японии недовольство засильем великих держав в
районе, где она надеялась установить свое преобладание, вылилось в известное намерение
очистить страны Азии от ярма белого человека, осуществить лозунг “Азия для азиатов”, а
затем перейти к более широким планам, вплоть до установления мирового господства.
       Германия и Япония теснили старые колониальные страны во всех районах мира: на
Ближнем и Среднем Востоке, в Латинской Америке, в Азии, используя национально-
освободительное движение, недовольство народов, живших на этих территориях,
угнетавшими их странами Запада. Это обстоятельство и позволило агрессивным странам
начать борьбу за новый передел мира.
       К сожалению, старые демократии слишком поздно осознали ту опасность, которую
нес фашизм, не придали должного значения провозглашенным Гитлером лозунгам. Их
ослепляла возможность направить агрессию Германии и Японии против Советского
Союза, потому что для них он оставался цитаделью опасного для них коммунистического
движения. К тому же, с их точки зрения тоталитарный режим, установившийся в СССР,
мало чем отличался от режима Гитлера, а это означало, что они, в принципе, хотели в
равной степени отмежеваться от того и другого. Правительственные круги
Великобритании в течение всего послевоенного периода стремились поддерживать
стабильность в Европе, потому что на них оказывал серьезно влияние страх народа перед
новой войной. Франция, исконный противник Германии, больше других понимала
опасность установления фашизма и его экспансионистских устремлений, но обе державы
пытались избежать войны, умиротворяя Гитлера за счет третьих стран.
       Важную роль сыграло и то, что перед второй мировой войной правительства,
министерства иностранных дел, посольства в зарубежных странах и другие ведомства
возглавлялись политическими лидерами, разделявшими консервативные убеждения,
лишенными гибкости и прозорливости (Н. Чемберлен, Даладье, Галифакс, Боннэ,
Гендерсон), и это тоже приблизило начало второй мировой войны.
       Агрессия фашистской Германии в Европе началась после отказа от соблюдения
Версальского мирного договора с захвата Австрии. Еще до прихода Гитлера к власти
Штреземан неоднократно говорил о необходимости объединения всех немцев,
оказавшихся после войны на территории других стран. Он резко критиковал страны-
победительницы и считал несправедливыми статьи Версальского договора, запрещавшие
объединение Австрии и Германии, двух немецких государств. Первая попытка
присоединения Австрии к Германии, предпринятая летом 1934 г. оказалась
преждевременной, но на протяжении последующих лет в Германии велась пропаганда
необходимости присоединения Австрии.
       План захвата Австрии был утвержден военным ведомством Германии в июне 1937
г. Австрийские нацисты разделяли взгляды германских национал-социалистов и
подготовили путч, который создавал почву для вмешательства Германии. Германские
планы в отношении Австрии немецкие фашисты не скрывали от Англии, но премьер
Англии Чемберлен, фактически отстранивший в этом вопросе министра иностранных дел
А. Идена, дал понять, что он не возражает против аншлюса Австрии. Английский посол в
Германии А. Гендерсон получил обязательство Гитлера, что в случае присоединения
Австрии он не будет покушаться на английские колонии, и Англии ничего не оставалось
делать, как согласиться с идеей Гитлера.
       12 февраля 1938 г., вызвав австрийского канцлера К. Шушнига в свою резиденцию
в Альпах, Гитлер предъявил ему обвинение в том, что Австрия, желая остаться
независимой, всегда была против объединения с Германией, но сейчас настало время
“разрешить этот вопрос”. От Шушнига требовалось допустить свободное существование
нацистской партии в Австрии, выпустить из тюрем всех нацистов, назначить в важнейшие
министерства нацистских чиновников. После этого судьба Австрии была решена. Ни
Италия, у которой имелись серьезные разногласия с Германией по поводу Австрии, ни
Франция, ни Великобритания не пришли ей на помощь.
       11 марта 1938 г., после месяца бесплодных надежд на помощь великих держав,
правительство Шушнига ушло в отставку, а 12 марта германские войска вошли в
Австрию. 13 марта был подписан договор, по которому Австрия присоединялась к
Германии и становилась одной из земель германского рейха. Англия и Франция никак не
отреагировали на захват Германией суверенной Австрии. Во Франции в этот период
разразился очередной правительственный кризис, а в Великобритании министром
иностранных дел, вместо противника политики умиротворения Гитлера А. Идена, был
назначен сторонник этой политики Галифакс, который считал невмешательство Англии в
европейские дела наиболее подходящей политикой для своей страны.
       Советское правительство в ноте народного комиссара иностранных дел Литвинова
осудило нарушение “пакта Бриана-Келлога” и применение “насильственного лишения”
австрийского народа независимости. Оно предупредило, что в силу заразительности
агрессии следующей жертвой может оказаться Чехословакия.
       И, действительно, с весны 1938 г. Гитлер решил в два этап присоединить к
территории рейха сначала Судетскую область, населенную примерно 3 млн. немцев, а
затем и всю Чехословакию. Среди судетских немцев местная фашистская партия,
возглавляемая Гейнлейном, получая деньги из Германии, задолго до этого вела агитацию
за отделение от Чехословакии и предоставление автономии.
       В начале 1938 г. гейлейновцы открыто выступили с требованием присоединения к
Германии. Англия благосклонно отнеслась к этому требованию. Но Гитлера
останавливало то, что с 1935 г. существовал советско-чехословацкий договор о
взаимопомощи, на основании которого СССР мог прийти на помощь Чехословакии при
согласии на это Франции. Таким образом, вопрос об оказании советской помощи
Чехословакии ставился в прямую зависимость от позиции Франции.
       В мае 1938 г. возник кризис во взаимоотношениях чехословацкого правительства и
судетских немцев. Правительство Чехословакии пошло на большие уступки
гейнлейновцам, оно выпустило из тюрем заключенных гейнлейновцев, разрешило им
провести выборы. Несмотря на это, Гитлер начал перебрасывать войска к границам
Чехословакии. Великобритания и Франция предупредили германских дипломатов, что
агрессия против Чехословакии повлечет за собой выступление Франции, а этом случае
неизбежно и выступление Англии. Такая перспектива не устраивала Гитлера, потому что
к широкомасштабной войне в Европе он не был готов. Гитлер отступил, заявив, что не
собирается воевать с Чехословакией. Летом 1938 г. прошли переговоры членов
английского правительства с германскими дипломатами, которые старались приучить
общественность Англии и Франции к мысли о неизбежности уступки Чехословакии. Во
время этих переговоров министр иностранных дел Германии Риббентроп заявил, что
неуступчивость Франции может привести к войне. Это должно было оказать давление на
Францию и заставить ее отказаться от поддержки Чехословакии. Угроза Германии должна
была также создать впечатление, что она не остановится ни перед чем для достижения
своей цели. Этот был явный шантаж, потому что воевать против объединенных сил
Франции, Англии и СССР Германия не была готова.
       5 сентября президент Чехословакии Э. Бенеш заявил о готовности выполнить все
требования Гейнлейна. Казалось, с решением этого вопроса отпадал моральный повод
Германии для вторжения в Чехословакию, но, несмотря на это Гитлер продолжал
требовать Судеты. Во время встречи главы английского кабинета Чемберлена с Гитлером
в середине сентября 1938 г. канцлер Германии поставил вопрос о неизбежности войны,
если Великобритания не поддержит требования Германии. Эта угроза произвела
впечатление не только на английского премьера, но и на главу французского
правительства Даладье, который понял, что советско-французский договор 1935 г. налагал
на Францию очень серьезные обязательства по защите независимости Чехословакии. Но
привлечь советское правительство на оказание помощи Чехословакии французские
правящие круги не решились, потому что это требовало от них получения согласия
правительства Польши пропустить русские войска через территорию своей страны и
согласия Англии оказать поддержку Франции.
       Чемберлен, решивший идти до конца в умиротворении Германии, встретившись с
Гитлером 22 - 23 сентября заверил, что не будет возражать против оккупации Судет и не
поддержит Францию, если она решится выступить в защиту Чехословакии. Гитлер, таким
образом, добился своей цели, он деморализовал правительство Англии, заставил его
отказаться от союза с Францией и дал понять, что ничто не остановит Германию в ее
попытках достичь гегемонии в Европе.
       28 - 30 сентября Гитлер созвал в городе Мюнхене конференцию с участием Англии
(Чемберлен), Франции (Даладье), Италии (Муссолини), на которой было подписано
соглашение о том, что надлежало начать эвакуацию чехословацких войск из Судет 1
октября 1938 г. и закончить ее за десять дней. Это соглашение сопровождалось
лицемерной декларацией Гитлера и Чемберлена, что Германия и Великобритания никогда
больше не будут вести войну друг против друга. Позднее, 6 декабря, подобная декларация
была подписана между Францией и Германией, в ней говорилось, что между этими
странами “ не имеется более никаких неразрешенных вопросов”.
       Мюнхенское соглашение стало своеобразным водоразделом между подготовкой к
войне и ее практическим началом. Великобритания и Франция, превосходя по военной
мощи Германию, по сути, признали гегемонию германского фашизма и сдались, уступив
требованиям Гитлера. В 1938 г. у них еще была реальная возможность остановить
фашизм. Конечно, охваченное пацифистскими идеями общественное мнение этих стран
всеми силами стремилось избежать войны, но традиционная ненависть французов к
“бошам” при условии поддержки ее англичанами могла поднять народы этих стран на
борьбу с Германией.
       При этом определенную роль в начавшейся в Европе схватке с Гитлером мог
сыграть Советский Союз. Конечно, к этому времени он не был готов к войне, но верный
своим     союзническим     обязательствам,   он    предпринимал     попытки     достичь
взаимопонимания со странами Европы в попытках обуздать фашистскую агрессию.
Однако все усилия советского правительства выяснить отношение Франции к захвату
Судетской области и его заявления о готовности выставить в ее защиту не менее 30
стрелковых дивизий, призвать на службу резервистов и использовать имеющуюся у него
авиацию (примерно, 550 самолетов) и танки оказались отвергнутыми. Советский Союз
был готов оказать помощь Чехословакии даже без участия Франции, если она об этом
попросит. 22 августа советский Нарком иностранных дел М.М. Литвинов предупредил об
этом германского посла в Москве В. Шуленбурга, заявив, что следующим шагом
Германии может быть захват всей Чехословакии, с которой у СССР был пакт о
взаимопомощи. Советский полномочный представитель в Праге отмечал, что глава
правительства Чехословакии Бенеш “судорожно хватался за возможность помощи… когда
получал крепкий удар от Англии и Франции”, но так и не решился просить об этой
помощи.
       Вопрос об оказании помощи Чехословакии осложняло еще то, что у СССР тогда не
было общей границы с ней и достичь пределов Чехословакии СССР мог только через
Польшу или Румынию (для этого нужно было специальное решение Лиги наций), но на
это трудно было надеяться, хотя Коминтерн в этот период почти отказался от идеи
мировой пролетарской революции, но само его существование в Москве отпугивало
сопредельные страны. Кроме того, Англия и Франция никогда не рассматривали
Советский Союз, как сильную в военном отношении державу, и мало надеялись на его
помощь.
       После перехода Судетской области в начале октября 1938 г. под контроль
Германии Гитлер начал планировать захват всей Чехословакии. Об этом было известно
правительствам Англии и Франции, и это обостряло международную обстановку. Следует
сказать, что после судетских событий, которые показали, что Гитлер не намерен считаться
ни с чьим мнением, Германия завершила подготовку своих вооруженных сил к войне. По
темпам роста вооружений она обогнала Англию и Францию. В 1936 г. вермахт имел 1500
танков, военно-воздушный флот Германии насчитывал 4500 самолетов, в Германии было
построено 400 аэродромов. Очень быстро развивала производство вооружений Япония,
которая после захвата Китая начать подготовку к “большой” войне в Азии.
       Несмотря на все это монополии США продолжали снабжать фашистскую
Германию и своего главного соперника в Тихом океане Японию вооружениями и
стратегическим сырьем. Летом 1938 г. японское правительство, воспользовавшись тем,
что внимание всего мира было привлечено к событиям в Европе, решило начать важную
операцию против СССР в районе озера Хасан (сопок Заозерная и Безымянная), где
советские пограничники занимались фортификационными работами. В районе этих сопок
трудно было провести границу, и нередко советские пограничники и специально
посланный в этот район отряд случайно нарушали границу. Попытки дипломатическим
путем урегулировать отношения с Японией успеха не принесли, и в конце июля 1938 г.
они переросли в вооруженный конфликт. Он закончился в начале августа победой
Красной Армии и установлением границы, в соответствии с которой обе сопки отошли к
СССР.
        Если учесть, что в Китае в этот период японцы вели наступление на Ухань, то
события у о. Хасан следует рассматривать, как попытку силового давления на СССР,
чтобы заставить его отказаться от помощи Китаю и продемонстрировать стремление
Японии расширить район военных действий не только на южном, но и на северном
направлении.
        Надо отметить, что в этот период, несмотря на сближение и подписание
“антикоминтерновского пакта”, между Германией и Японией росло соперничество в
странах Азии, Африки, Латинской Америки, но это не останавливало монополистические
группировки США и европейских стран от оказания помощи в усилении военно-
экономического потенциала своих будущих противников.
        В обстановке усиливавшихся притязаний Германии на мировое лидерство
Великобритания и Франция вынуждены были обратить внимание на военную подготовку
своих вооруженных сил к войне. Надо сказать, что вплоть до конца 1938 г. армия Англии
была очень небольшой. Она насчитывала всего 5 дивизий, в том числе одну
механизированную. Для обороны Британских островов этого хватало. Все остальные силы
британской армии были разбросаны по ее многочисленным колониям и доминионам. По
темпам создания вооруженных сил Англия в межвоенный период серьезно отставала от
Германии. Например, за 1938 г. Германия израсходовала на вооружения около 2 млрд. ф.
ст., а Англия всего 350 млн. ф. ст.
        Франция отставала от Германии еще больше. В 1938 г. у нее было всего 2 700
самолетов. В месяц Франция должна была выпускать не менее 400 самолетов, но не
выдерживала этих темпов и в отдельные месяцы выпускала не более 100 самолетов. Для
Великобритании авиация имела еще большее значение, учитывая уязвимость Британских
островов именно с воздуха. По мнению Чемберлена, ежемесячно Англия должна была
выпускать не менее 700 - 800 самолетов, чтобы успешно отражать удары германской
авиации. Но правящие круги обеих стран не уделяли должного внимания агрессии
гитлеровской Германии и продолжали надеяться на то, что Германия начнет свое
продвижение на Восток. Захват Судет и подготовка к присоединению всей Чехословакии
подтверждали их расчеты.
        Соединенные Штаты, встревоженные нарастанием международной напряженности
и располагавшие незначительными вооруженными силам, проявляли серьезную
озабоченность в связи с гегемонистскими планами Германии, так как сами претендовали
на мировое лидерство. Президент Рузвельт призвал укрепить Атлантический флот, уделяя
в то же время больше внимания Тихоокеанскому флоту, форсировать выпуск самолетов.
На 1938 - 1939 гг. американский конгресс запланировал невиданные военные расходы на
сумму, превышавшую 1 млрд. дол.
        С 1938 г. в международных отношениях стали просматриваться контуры будущих
коалиций. Присоединение Саарской и Рейнской областей, произведенное с нарушением
условий Версальского договора, захват Австрии и Судетской области Чехословакии резко
изменили соотношение сил в Европе. Гитлеровцы начали поощрять сепаратистское
движение в Чехословакии и отделение Словакии от Чехии, заявляя, что захват Чехии для
них является делом ближайших дней. Поэтому между Англией и Францией
активизировались переговоры о будущем направлении фашистской агрессии. В начале
1938 г. в правящих кругах этих стран появилось предположение, что Гитлер планирует
агрессию на Западе, но даже в этих условиях правительства Даладье во Франции и
Чемберлена в Великобритании проявляли хладнокровие, решив, что Гитлер развяжет
войну на Востоке, и не пошли ни на какие чрезвычайные меры по укреплению
собственной обороноспособности. Они только заверили друг друга в необходимости
форсировать выпуск самолетов.
       Тем временем Германия подготовила заключительный захват Чехословакии. Этот
захват лишал Францию поддержки чешской армии. По сравнению с другими странами
Европы, чехословацкие вооруженные силы представлялись довольно значительным
препятствием для германского вермахта, и военные силы Чехословакии всегда высоко
оценивались Францией. Чешская армия к весне 1939 г. насчитывала 21 дивизию первого
эшелона и 15 - 20 дивизий второго эшелона. В Чехословакии имелись хорошо
укрепленные крепости, правда, большинство из них находились в Судетах, и они были
захвачены Германией. Заводы Шкоды были по мощности вторыми, после Германии,
военными предприятиями Европы, выпускавшими боеприпасы и военную технику.
       На этот раз Гитлер использовал движение сепаратистов в Словакии, которые
потребовали своего отделения от Чехии. 14 марта 1939 г. словацкий парламент объявил о
создании словацкого государства, а 15 марта германские войска оккупировали
Чехословакию. Сопротивление чехов было подавлено превосходящими силами
германской армии. Президент Чехословакии Э. Гаха призвал чешскую армию не
оказывать сопротивления германской армии и передать ей оружие.
       После этого Гитлер приказал присоединить к рейху Чехию и Моравию, а Словакию
признать независимым государством под контролем Германии.


      7.2. Подготовка гитлеровской Германии к захвату Польши

       Западные страны довольно безразлично отнеслись к захвату и расчленению
Чехословакии. Продвижение Гитлера на Восток было предпочтительнее его выступлению
в западном направлении. 13 марта английское правительство заявило, что оно не имеет
какой-либо причины вмешиваться в конфликт Германии и Чехословакии. Французскому
послу в Лондоне было заявлено, что Англия не в силах предотвратить захват
Чехословакии. Державы ограничились формальным протестом в адрес Берлина и
констатацией нарушения Мюнхенского соглашения. Но это заявление не возымело
никакого действия. После захвата Чехословакии германское командование сосредоточило
весь огонь своей пропаганды против Польши, требуя немедленной ликвидации
Данцигского коридора и присоединения порта Данциг (Гданьск). Советское
правительство считало, что объединение рейха с Восточной Пруссией представляет
угрозу странам Балтии и Советскому Союзу. 22 марта в специальной ноте оно
предложило провести совещание представителей Великобритании, Франции, Румынии,
Польши, Турции и СССР для “выяснения действий, положения и определения позиций
всех его участников”. Почти одновременно с этим министр иностранных дел Германии
Риббентроп предупредил посла Польши в Берлине о передаче Германии порта Данциг,
Данцигского коридора и порта Мемель (Клайпеда), который Лига наций передала в 1923
г. Литве. В Мемельской области немцы создали мощную агентуру, и понятно было, что
захват Данцига и Мемеля являются прелюдией к войне с Польшей
       30 марта 1939 г. британский парламент принял решение о намерении предоставить
гарантии Польше в случае ее войны с Германией. На следующий день, выступая в палате
общин, Чемберлен заявил об этом и сообщил, что в этом вопросе Франция готова оказать
Великобритании “полную поддержку”. Но ведя переговоры с Польшей, английское
правительство не оставляло надежды на компромисс с Германией. Французское
правительство тоже заняло неопределенную позицию, хотя с 1921 г. имела с Польшей
союзный договор.
       Крайне сложной обстановкой, которая сложилась в Европе весной 1939 г., решила
воспользоваться Италия, 7 апреля начавшая агрессию против Албании и захватившая ее.
В этот период произошли важные изменения в руководстве внешнеполитического ведомства СССР. Вместо квалифицированного и опытного, карьерного дипломата М.М.
Литвинова 3 мая 1939 г. Наркомом иностранных дел был назначен В.М. Молотов. Если
Литвинов был известен, как сторонник антигерманской системы коллективной
безопасности, то назначение Молотова означало, что Сталин решил единолично
контролировать советскую внешнюю политику. В годы репрессий НКИД понес большие
потери (Карахан, Иоффе, Крестинский, Раковский, Розенберг, Стомоняков), на смену
которым пришли малоопытные молодые дипломаты.
       Убедившись в полной несговорчивости Великобритании и Англии прибегнуть к
единым действиям против гитлеровской Германии и после безуспешных попыток
подписать с Польшей пакт о ненападении, советское правительство в поисках выхода из
изоляции пыталось улучшить отношения с Германией. К слову сказать, с приходом к
власти фашистского правительства, Германия не отказалась ни от одного из договоров,
подписанных ранее правительством Веймарской республики, в том числе и от договора о
дружбе и нейтралитете, подписанного СССР с правительством Веймарской республики в
1926 г. К тому же, видимо, тоталитарный режим, сложившийся в Германии, привлекал
Сталина, рассматривавшего в качестве своего главного противника Англию. Для этого
имелись все основания: участие английских войск в антисоветской интервенции,
предъявление 8 мая 1923 г. “ультиматума Керзона”, обвинявшего советское правительство
в ведении антибританской пропаганды в странах Востока, перипетии, связанные с
подписанием англо-советского договора о признании, затем разрыв отношений с СССР -
эти и многие другие события создавали у советского правительства “образ врага”,
заставляли искать союзников среди других стран. И вообще предвоенные месяцы с
высоты прошедших лет рассматриваются, как серия трагических ошибок, недоразумений,
непонимания, неверных оценок, которые привели мир к трагедии второй моровой войны.
       Весьма примечательным было и то, что в этот период начала формироваться и
другая коалиция. Подписав “антикоминтерновский пакт” – идеологический союз,
Германия и Япония, к которым в 1937 г. присоединилась Италия, остававшийся открытым
для других стран, приступили к переговорам о военном союзе. Переговоры шли трудно,
потому что с захватом Японией Китая оттуда начали вытесняться германские фирмы,
советники, которые работали при правительстве Чан Кайши. Германия требовала
возвращения ей довоенных территорий в Тихом океане, переданных Японии по условиям
Версальского договора. Италия тоже искала возможность установления более тесных
отношений с Германией, потому что ощущала свою слабость. 22 мая 1939 г. между этими
тремя странами был подписан “стальной пакт” – договор о совместных действиях в
Европе. Продолжались переговоры Германии, Италии и Японии о заключении военного
союза. Правда подписать его удалось уже после начала второй мировой войны, но
сближение агрессоров продолжалось. Оно проявилось не только в Европе, но и на
Дальнем Востоке, где Япония захватила острова Спратли и Хайнань, начала строить
военно-морские базы вблизи Малайи, Филиппин и Индонезии. Хотя об этих фактах и
подготовлявшемся военном союзе было известно западным державам, они не
предприняли решительных мер и фактически продолжали уступать агрессивным
державам.
       Сразу же после захвата Чехословакии, Гитлер начал подготавливать нападение на
Польшу. Между Польшей и Германией в течение всего межвоенного периода оставались
нерешенные территориальные проблемы. Польское правительство, имевшее в отдельные
послевоенные годы неплохие отношения с Германией, всегда ощущало на себе груз этих
неразрешенных проблем и искало союзников на Западе. В то же время Польша
отказывалась от всяких совместных действий с Советским Союзом, отношения с которым
у нее тоже несли груз прошлых лет. Подписание 26 января 1934 г. германо-польской
декларации о необращении к силе, заключение 6 апреля 1939 г. соглашения с Англией о гарантиях и союзнические отношения с Францией еще с начала 20-х гг. давали ей
надежду, что агрессию Германии удастся остановить.
      3 марта 1939 г. Германия навязала кабальное хозяйственное соглашение Румынии,
пригрозив ей расчленением, 28 апреля она аннулировала англо-германское соглашение
1935 г. и германо-польский пакт о ненападении от 26 января 1934 г. Все эти факты
говорили о том, что кольцо будущей войны сужается вокруг Польши. Гарантии Англии и
Франции были даны Польше, чтобы удержать ее от участия в системе коллективной
безопасности, которую предлагал Советский Союз.

      7.3. Борьба СССР за создание трехстороннего военно-политического союза
военно-политического союза

       Надвигавшаяся вторая мировая война заставила английское и французское
правительства более серьезно прислушаться к предложениям Советского Союза. После
захвата Чехословакии английское правительство проявило желание начать переговоры о
совместных действиях с СССР в случае агрессии против Румынии. Советское
правительство ответило предложением заключить трехсторонний оборонительный пакт,
который гарантировал бы безопасность стран Южной и Восточной Европы. СССР
предлагал также созвать конференцию представителей Англии, Франции, СССР, Турции,
Польши и Румынии, чтобы выяснить действительное положение и определить позиции
все участников. Но Великобритания блокировала это предложение, заявив, что советское
предложение является “преждевременным”. Франция положительно отнеслась к идее
конференции, но без Англии не решилась ее принять. Кроме того, СССР был связан с
Францией только договором, а не военной конвенцией, а это лишало его возможности
оказать конкретную помощь восточноевропейским странам в случае агрессии против них.
       Советское правительство предлагало конкретное соглашение о заключении на срок
до 10 лет договора о взаимной помощи, в котором бы предусматривалась возможность
оказания военной помощи странам, находившимся между Балтийским и Черным морями.
Однако, Англия не хотела начинать переговоры с Советским Союзом и только под
влиянием Франции делала вид, что соглашалась на них. Франция же, находясь
непосредственно на границе с Германией, была гораздо больше зависима от фашистской
агрессии. Посол СССР во Франции Я.З. Суриц неоднократно отмечал, что французское
правительство при всем его нежелании подписать договор могло пойти на это, но
действовало с оглядкой на Англию, и Даладье, как и Чемберлен, хотел вовлечь Россию в
войну, оставляя за собой право пойти на соглашение с Германией.
       14 мая 1939 г. СССР снова предложил подписать пакт, который бы гарантировал от
агрессии восточные страны, включая Финляндию и Прибалтику, а не только Польшу и
Румынию, как предлагала Англия. Но и на этот раз англо-французский проект соглашения
не был основан на подписании военной конвенции. А между тем, печальный опыт
Чехословакии показал, что подписание только пакта о взаимопомощи, не подкрепленного
военным соглашением, привело бы к затягиванию периода консультаций, на что у
участников пакта уже могло не остаться времени.
       В течение мая-июня 1939 г. стороны обменялись нотами, согласовывая условия
подписания пакта, но выработать единую точку зрения не смогли. Камнем преткновения
оставался вопрос о косвенной агрессии, который СССР и Англия понимали по-разному.
Особенно это касалось прибалтийских стран, через которые Германия могла совершить
нападение на СССР.
       В конце июля Франция и Великобритания решили, наконец, провести в Москве
переговоры по военным вопросам. Советский Союз, со своей стороны, сделал все, чтобы
такие переговоры состоялись. С советской стороны, в них принимала участие весьма
представительная делегация во главе с Наркомом обороны К.Е. Ворошиловым и
начальником Генерального штаба Красной Армии Б.М. Шапошниковым. Делегации
Англии и Франции представляли второстепенные лица, не имевшие даже права
подписывать военные соглашения.
       Переговоры начались 12 августа 1939 г. накануне второй мировой войны. Они
были самым важным событием, которое могло предотвратить войну. Но первые дни
переговоров были затрачены на выяснение полномочий представителя Англии
(отставного адмирала Дракса) и Франции (генерала Думенка) и обмен информацией о
состоянии вооруженных сил трех ведущих переговоры стран. Если Думенк 22 августа
получил полномочия правительства Даладье согласиться на проход советских войск через
Польшу, то выяснение полномочий Дракса заняло неоправданно много времени. Кроме
того, состоявшиеся в июле 1939 г. переговоры в Лондоне между представителями
английского правительства (Г. Вильсон) и немецким чиновником по особым поручениям
(Г. Вольтат) показали, что Англия и дальше готова идти на уступки Германии, вместо
подписания соглашения об оборонительном союзе с СССР. Поэтому участие в московских
переговорах, скорее, рассматривалось английским правительством как шантаж Германии,
чем серьезное намерение остановить фашистскую агрессию. Францией переговоры
оценивались, как необходимая мера обороны. Французы срочно укрепляли “линию
Мажино” на границе Франции и Германии и перебрасывали в район границы боеприпасы.
Мосты на Рейне были заминированы с тем, чтобы в нужный момент взорвать их. Столица
Франции Париж готовилась к захвату, жители рыли траншеи, закладывали окна мешками
с песком.
       Казалось, в таких условиях не оставалось ничего иного, кроме как спасение своих
стран любой ценой от надвигавшейся агрессии. Но в английской делегации, которую
возглавлял отставной адмирал П. Дракс и у французских представителей, во главе
которых был мало кому известный генерал Думенк, не было даже четкого плана ведения
переговоров, оба они имели лишь одну инструкцию затягивать переговоры.
       Советская делегация представила три возможных варианта своих обязательств в
случае нападения Германии на Великобританию и Францию (в этом случае СССР
обязался выставить 70 % вооруженных сил от английских и французских, получив
согласие Польши на проход советских войск через ее территорию); в случае агрессии
против Польши и Румынии (при этих обстоятельствах необходим был пропуск через их
территорию советских войск в количестве 100 % от вооруженных сил, которые могли
выставить Англия и Франция); и третий вариант предусматривал участие советских войск
в войне против Германии, если агрессия будет осуществляться через Финляндию или
через страны Прибалтики. В каждом конкретном случае определялось, сколько пехотных,
кавалерийских и других дивизий выставит Советский Союз, сколько он задействует
танков, самолетов, тяжелых орудий. Также предлагались меры, которые должны были
пресечь действия Германии на морях: закрытие Ла-манша, Суэцкого канала,
Черноморских проливов, блокада Северного моря и т. д.
       Но переговоры показали, что есть целый ряд неразрешенных проблем, мешавших
достижению договоренности, и самой главной из них был категорический отказ Польши и
Румынии впустить на свою территорию советские войска, а без этого переговоры теряли
всякий смысл. Польша, когда до ее разгрома оставалось менее 20 дней, была
непоколебимой: никакого пропуска советских войск. Переговоры явно зашли в тупик.

      7.4. Советско-германский пакт о ненападении 23 августа 1939 г.

      Во время англо-франко-советских переговоров Германия внимательно следила за
их ходом. Подготовка нападения на Польшу вступила в завершающую стадию, и для
Гитлера было важно изолировать Советскую Армию, хотя он считал ее плохо
вооруженной и слабой, от участия в борьбе за Польшу, чтобы исключить возможность
войны на два фронта.
       12 августа 1939 г., одновременно с началом англо-франко-советских переговоров в
Москве открылись и советско-германские переговоры. Советское правительство было
озабочено тем, что переговоры с Англией и Францией не дают результата, поэтому было
принято предложение Германии о подписании торгового договора и пакта о ненападении.
Сталинское руководство считало возможным, во имя выхода из изоляции, подписать эти
договоры, надеясь, что это, хотя бы на время, остановит фашистскую агрессию.
       17 августа в беседе Наркома иностранных дел СССР с послом Германии
Шуленбургом В.М. Молотов подчеркнул, что нужно подписать пакт о ненападении,
сопроводив его протоколом, где были бы изложены намерения обеих стран по вопросам
внешней политики. В памятной записке Молотова Шуленбургу говорилось, что если
германское правительство сделает серьезный поворот от старой политики в сторону
улучшения политических отношений с СССР, то “… советское правительство может
только приветствовать такой поворот и готово … перестроить свою политику в духе ее
серьезного улучшения”.
       19 августа 1939 г. было подписано торгово-кредитное соглашение, по которому
СССР передавал германским фирмам дополнительные заказы в счет германского кредита
в 200 млн. марок под поставки станков, машин, оборудования для нефтяной и химической
промышленности. К соглашению прилагался список товаров, которые поставляли в СССР
германские фирмы (в основном токарные станки, краны, прокатные станы, компрессоры,
буксиры, турбины) и товаров, которые шли из СССР (лен, жмых, льняное масло, лес,
хлопок, конский волос, меха и т.д.). Кредитное соглашение подписывалось на 7 лет при 5
% годовых. СССР обязывался поставить Германии товаров в обмен на ее поставки на
сумму в 180 млн. марок.
       21 августа в телеграмме на имя Сталина Гитлер приветствовал заключение
торгово-кредитного соглашения и заявлял, что, предлагаемый Германией пакт о
ненападении означает “закрепление германской политики на долгий срок”. В этом же
письме он подчеркивал, что отношения Германии с Польшей становятся “нестерпимыми”
и Германия исполнена решимости оградить свои интересы “всеми средствами”. В этом
заявлении содержалась надежда, что СССР, отношения которого с Польшей на
протяжении всего послевоенного периода оставались напряженными, проявит понимание
и не будет сопротивляться ее захвату.
       23 августа 1939 г. прибывший в Москву министр иностранных дел Германии И.
Риббентроп и Нарком СССР по иностранным делам Молотов подписали пакт о
ненападении, сопроводив его секретным протоколом. В ст. 1. этого пакта говорилось, что
договаривающиеся страны будут воздерживаться от нападения друг на друга ни отдельно,
ни вместе с другими странами. В ст. 2 обе державы обещали не поддерживать третью
державу, развязавшую войну против одной из них, ст. 4 содержала обещание, что стороны
“не будут участвовать в какой-либо группировке держав, которая прямо или косвенно
направлена против другой стороны”. Далее содержалось обязательство обеих стран
разрешать все конфликты мирным путем, проводить консультации и т. д. Пакт
подписывался на 10 лет с правом его продления еще на 5 лет, если за год до его истечения
одна из сторон не заявит о его денонсации.
       В секретном дополнительном протоколе, подписанном в тот же день,
опубликованном по копиям из архивов ФРГ, говорилось, что граница между Германией и
Россией будет проходить по северной границе Литвы, предусматривался раздел областей,
входивших в состав Польши, говорилось, что в будущем будет решен вопрос о Польском
государстве и признавались интересы СССР по отношению к Бесарабии, на которые Германия не претендовала. Остальная часть Восточной Европы оставалась сферой
интересов Германии.
      Анализ этих соглашений показывает, что, убедившись в бесперспективности
переговоров с Англией и Францией, Сталин пошел на подписание соглашения с
Германией, которое сулило ему усиление влияния в давно интересовавшем его районе,
потому что восстановление Российской империи в границах 1913 г. было одной из его
главных задач. Важной была и отсрочка войны с Германией, когда, несмотря на все
недочеты советской внешней и военной политики, были укреплены западные границы
СССР.
      На Западе подписание советско-германского пакта было встречено с негодованием.
Послы СССР в Англии и Франции заявили о резко негативном отношении к сговору двух
тоталитарных стран. Посол в Лондоне И.М. Майский отмечал, что он вызвал в столице
Англии “удивление, растерянность, раздражение, страх”.
      Советско-германский пакт в известной степени повлиял на советско-японские
отношения. С 6 мая 1939 г. Япония вела военные действия против СССР в районе
Монгольской Народной Республики (на реке Халхын-гол). В отличие от событий на озере
Хасан, эти события носили характер крупномасштабной войны. Связанный с Монголией
договором о взаимопомощи от 1936 г. СССР вмешался в конфликт. В нем участвовали
будущие полководцы, пришедшие на смену расстрелянным в 30-е гг. маршалам и
командармам и получившие здесь первое боевое крещение. В августе 1939 г. советской
армии удалось сломить сопротивление японской армии и перейти в наступление.
Советско-германский пакт о ненападении от 23 августа 1939 г. вызвал в Японии шок и
растерянность, так как явно противоречил “антикоминтерновскому” пакту. Начавшаяся
через неделю вторая мировая война еще больше спутала карты японской военщины. 9
сентября 1939 г. Япония заявила о намерении заключить перемирие. 15 сентября между
СССР и Японией было подписано соглашение о разводе войск и восстановлении границы.
Всего в этом конфликте Япония потеряла более 60 тыс. убитых и 25 тыс. раненых, более
600 самолетов, а потери СССР составляли около 9 тыс. человек и 16 тыс. раненых, 200
самолетов.
      Таким образом, международные отношения в 1938 - 1939 гг. свидетельствовали о
том, что мир неизбежно двигался к войне. Переговоры по военным вопросам Англии,
Франции и СССР в августе 1939 г. показали, что западные страны рассчитывали, будто
война Гитлера против Польши, как и захват Чехословакии, не перерастет во вторую
мировую войну. Однако, настрой германской пропаганды в отношении Польши не
оставлял сомнения, что нападение на Польшу вопрос нескольких дней. В эти последние
перед началом войны дни переговоры Чемберлена и Даладье с Гитлером показали, что
они рассматривают Польшу, как разменную карту в большой игре. Что касается
Германии, то Гитлер, идя на заключение пакта с СССР, никогда не рассматривал его как
постоянный. Он рассчитывал, в конечном итоге повернуть свою агрессию на Восток,
расколоть начавший складываться антифашистский блок СССР со странами Запада,
обеспечив себе право осуществить агрессию в Западной Европе при нейтралитете СССР.

Последние отзывы

Интересные места

  • Riegrovy Sady (18773)

    Прага — это прежде всего город красивых видов. Литосферные плиты и время подарили местности, в которой расположена столица Чешской Республики, невероятный...

    Подробнее: Riegrovy Sady

  • Абсент-бар (18900)

    Другим популярным алкогольным напитком в Чехии является абсент. И в Праге есть бар, полностью ему посвященный – Absinthe Time bar. В меню заведения десятки...

    Подробнее: Абсент-бар

  • Бар U Trojského koně (18538)

    «У тройского коня» (не путать с троянским) — это бар, галерея, открытая площадка для творчества, театр, кинотеатр и место встреч приятных людей. Всё это под открытым...

    Подробнее: Бар U...

  • Королевство железных дорог (18813)

    Многие в детстве мечтали об игрушечной железной дороге. Королевство железных дорог – это апогей детских грез, это самая крупная действующая модель железных...

    Подробнее: Королевство...

  • Музей Lego (19438)

    Еще одно волшебное место для детей и тех, кто молод душой, — музей Lego. Пражский музей этого всемирно известного конструктора является самым...

    Подробнее: Музей Lego

  • Музей КГБ (19418)

    В Праге немало мест, памятующих об общем советско-чешском социалистическом прошлом. Одно из самых неординарных – музей КГБ. Он был открыт в 2011...

    Подробнее: Музей КГБ

  • Набережная Naplavka (19336)

    В Чехии нет моря, поэтому атмосферу приморской набережной пражане компенсировали пространством Наплавка у Влтавы. Это излюбленное место местной...

    Подробнее: Набережная...

  • Национальный технический музей (17502)

    Пражский Национальный технический музей – это рай для любителей техники и технологий. В начале ХХ века Чехия считалась одним из самых продвинутых в плане технологий...

    Подробнее: Национальный...

Интересные статьи

Брошюра "замок Карлштейн" в PDF

brosh karl s 1